Я помню! Я горжусь!

календарь

Поздравляем с днем рождения!

  • 1 Июня
    Ф.Т.Алыев
  • 2 Июня
    С.Б.Голяков
  • 3 Июня
    Я.П.Канареев
  • 5 Июня
    А.Ю.Буланов
  • 5 Июня
    А.Е.Буланова
  • 5 Июня
    Н.О.Долгих
  • 5 Июня
    И.Б.Пищугин
  • 5 Июня
    А.Х.Шомахов
  • 6 Июня
    Д.В.Бородько
  • 6 Июня
    А.С.Ладанюк
  • 6 Июня
    С.С.Чурилова
  • 7 Июня
    А.А.Захаров
  • 7 Июня
    К.Л.Щепетев
  • 8 Июня
    Х.Х.Гумерский
  • 9 Июня
    Р.Ф.Маловечко
  • 10 Июня
    В.С.Плотников
  • 11 Июня
    Г.С.Югас
  • 12 Июня
    В.И.Асаенко
  • 13 Июня
    В.А.Архипов
  • 13 Июня
    Е.Ю.Клепалов
  • 13 Июня
    Л.С.Попова
  • 13 Июня
    И.Г.Реймер
  • 14 Июня
    А.Ю.Саковский
  • 14 Июня
    А.В.Шаталов
  • 15 Июня
    И.А.Межецких
  • 15 Июня
    А.В.Чинчевич
  • 17 Июня
    А.К.Дубяга
  • 17 Июня
    В.П.Иванова
  • 18 Июня
    Н.А.Бургачева
  • 18 Июня
    Н.Ф.Назаров
  • 20 Июня
    А.Г.Ахатов
  • 20 Июня
    Н.Л.Устюгов
  • 21 Июня
    О.Н.Рачкова
  • 21 Июня
    П.В.Тараканов
  • 22 Июня
    Д.Л.Фалалеева
  • 23 Июня
    С.С.Свеженин
  • 23 Июня
    В.В.Юхимчук
  • 24 Июня
    Н.И.Кизуб
  • 24 Июня
    Ю.В.Неёлов
  • 25 Июня
    В.А.Попов
  • 25 Июня
    К.К.Руппель
  • 27 Июня
    П.С.Барышников
  • 27 Июня
    В.Н.Бондарь
  • 27 Июня
    Л.Н.Вепрев
  • 27 Июня
    Н.И.Петрова
  • 28 Июня
    К.М.Беслекоев
  • 28 Июня
    А.Л.Сивков
  • 29 Июня
    О.В.Залогин
  • 29 Июня
    В.М.Пищугина
  • 29 Июня
    Л.Г.Рафиков
  • 30 Июня
    К.Т.Нарыжный
  • 30 Июня
    В.Г.Перевозкина
Все именинники

Праздники России

НАШ КИНОЗАЛ

ЯМАЛ86

Курсы валют

17.06 16.06
USD 64.4326 64.4326
EUR 72.6993 72.6993
все курсы

Харюшин Аркадий Ананьевич

С селом Сорокино меня связывают первые три с половиной года моей жизни. Здесь я родился 8 октября 1942 года. Мой отец – Харюшин Ананий Семенович в 1938 году окончил Омский сельскохозяйственный институт имени С. М. Кирова и был направлен в это село на работу в качестве агронома. К этому моменту он уже был женат на моей матери, студентке третьего курса плодоовощного факультета этого же института Бычковой Антонине Павловне. Отцу в это время было 25 лет, а матери – 21 год.

Мать окончила институт в июне 1941 года и по распределению выехала в Сорокино к месту работы мужа. Первоначально она была назначена на должность агронома-плодоовщика. Но на этой должности проработала всего лишь три месяца и уже 21 октября 1941 года приступила к исполнению обязанностей главного агронома. Ранее на этой должности работал мой отец, но в октябре 1941 года он, как лейтенант запаса, был призван  на службу в Сорокинский райвоенкомат. До декабря 1941 года принимал участие в военной подготовке сорокинских призывников, уходивших на фронт. В декабре этого же года Омским областным военкоматом был направлен в действующую армию. Воевал на фронте два года. Судя по сохранившимся письмам, был несколько раз ранен и некоторое время лечился в военных госпиталях. Занимал должность командира пулеметного взвода 19-ой гвардейской стрелковой дивизии. В декабре 1943 года пропал без вести под Витебском в ходе наступательной операции наших войск в Белоруссии.

Отец был членом ВКП (б) и, по рассказам родственников, отличался спокойным, выдержанным характером, был грамотным и ответственным специалистом. Как главный агроном, пользовался уважением и авторитетом своих товарищей – жителей села Сорокино.

       Я родился в тот момент, когда отец воевал на фронте. Судьба развела нас. Мы не встречались и никогда не видели друг друга.

С уходом отца в действующую армию, вся тяжесть сельскохозяйственных работ легла на плечи моей матери и других специалистов, которые отвечали за посев, сбор и хранение выращиваемого на сорокинских полях хлеба. Этот хлеб шел на фронт и в основные промышленные центры Сибири, в том числе – в Омск, Новосибирск и Тюмень.

В качестве главного агронома мать проработала в Сорокино до октября 1945 года. Затем около десяти месяцев занимала должность управляющего Тюменской областной конторы семеноводства и лишь в июне 1946 года вместе со мной вернулась в Омск. За свою работу в годы войны она была награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

В селе Сорокино семья проживала по улице Базарная (ныне улица Мира). Точного адреса я не знаю, как и не знаю судьбы того дома, где мы жили в тот период.

Вернувшись в Омск, моя мать долгие годы работала в Управлении государственных резервов, а затем в Омском областном управлении хлебопродуктов в качестве старшего инспектора и старшего экономиста. Занималась вопросами формирования стратегического запаса зерна на зернохранилищах Омской области. За свою работу многократно награждалась почетными грамотами и денежными премиями. В 1973 году вышла на пенсию с должности заместителя начальника Управления хлебофуражного снабжения. Умерла в 1992 году в возрасте 75 лет. Похоронена на Кировском кладбище города Омска.

Из-за малого количества лет прожитых мною в селе Сорокино, каких-либо четких воспоминаний о нем у меня не сохранилось. Помню лишь рассказы моих ближайших родственников, то есть матери и бабушки – Бычковой Александры Артамоновны, которая в годы войны жила вместе с нами и вела домашнее хозяйство. Помощь с ее стороны была необходима, так как мать, занятая с раннего утра до позднего вечера на сельскохозяйственных работах, не имела для этого ни физических сил, ни достаточного количества времени.

Из их рассказов следовало, что в раннем детстве я был очень подвижным ребенком. Об этом свидетельствует, в частности, сохранившийся шрам на моей правой руке, полученный мною в результате попытки дотянуться до банки с вареньем, которая стояла на верхней полке этажерки (такие этажерки с точеными стойками до середины 50-х годов были практически во всех домах омичей, ишимцев и, несомненно, сорокинцев). Понятно, что этажерка под моим весом опрокинулась, банка упала на меня, а затем на пол, разбилась, порезав мне одним из своих осколков руку. Помимо этого, меня дважды теряли. В результате волнительных многочасовых поисков первый раз обнаружили на плоской крыше хозяйственной пристройки, куда я самостоятельно забрался по приставной деревянной лестнице. Во второй раз – нашли в придорожной, заросшей травой канаве, где я рассматривал одуванчики. Поиску помогло то обстоятельство, что одевали меня в белую полотняную рубашку, и волосы у меня были, как лен, светлые. Я был приметен, и это помогло родственникам отыскать меня.

Помню также рассказы моей матери о корове по имени Буренка, которая была нашей кормилицей, снабжая парным молоком всю нашу семью. Несмотря на то, что сорокинцы трудились на земле, продуктов питания не хватало, поэтому наличие коров на их подворьях являлось большим благом как для взрослых, так и конечно для детей.

Очень смутно припоминаю нашу поездку из Тюмени в Омск. Впечатление от стука колес и постоянно меняющихся картин за окном было настолько сильным, что, несмотря на малолетний возраст, я запомнил, хотя и весьма туманно, внутренний интерьер вагона, людей с большим количеством багажа и военнослужащего в гимнастерке, который о чем-то пытался говорить со мной. Иных воспоминаний об этом периоде моей жизни у меня не сохранилось.

По прибытию в Омск, как и большинство детей того времени, ходил в детский сад. В школу поступил в 1949 году. Учился в разных местах, так как своего дома или квартиры у матери до 1956 года не было. Приходилось жить на съемных квартирах в различных районах города. Детство было трудным. Практически до середины 50-х годов продуктов в магазинах Омска было недостаточно. Приходилось выстаивать длинные очереди за хлебом, сахаром и крупами. Эта работа ложилась в основном на плечи детей и стариков. Таким образом, к труду наше поколение приобщалось с самого раннего возраста. Этот труд включал в себя доставку воды в ведрах из уличных колонок, прополку и полив огорода, складирование нарубленных дров в поленицы, покупку керосина и его транспортировку, часто на довольно большие расстояния, до дома и т.п.

Детство было трудным, но чрезвычайно интересным. Несколько лет жил у бабушки в ее доме по улице Красноармейская №23, недалеко от Иртыша. Все свободное время вместе с другими мальчишками проводил на реке: плавали на весельных лодках, рыбачили, много купались. Купание начинали весной с окончанием ледохода. Он в годы моего детства обычно заканчивался в первой декаде мая. Река освобождалась ото льда, и мы тотчас же начинали опробовать еще очень холодную воду. Купание длилось все лето и заканчивалось во второй половине сентября, а иногда и чуть позже, если погода оставалась теплой и солнечной.

В дневной школе учился до 1957 года. Из восьмого класса перешел в вечернюю школу рабочей молодежи и одновременно поступил в Омское профессионально-техническое училище. Сделал это потому, что хотелось как-то помочь матери, которая до конца 50-х годов работала в очень напряженном режиме: уходила на работу ранним утром и возвращалась домой не ранее 8-9 часов вечера. Так в эти годы работали почти все. Это было нормой, и никто не считал данное явление ущемлением каких-либо человеческих прав. Страна преодолевала послевоенную разруху, и наши родители делали все возможное для ускорения этого процесса. Самоотверженность, патриотизм, трудолюбие были не надуманными, а подлинными чертами характера людей той трудной, но неповторимо интересной эпохи.

После окончания в 1959 году профессионально-технического училища, работал на военном предприятии «Почтовый ящик №7» (ныне производственное объединение «Полет»). Наш цех занимался оборудованием передвижных авторемонтных мастерских для нужд военных аэродромных служб. Выпускал цех и некоторые другие виды продукции, в том числе и для гражданского населения Омска: слесарный инструмент, холодильники, бытовые вентиляторы, мебель и т.п. На данном предприятии работал до 1963 года. В мае 1963 года подал заявление в Омский областной военкомат о направлении меня во Владивостокское Высшее военно-морское училище имени С.О.Макарова. Сдав вступительные экзамены, в июне этого же года стал курсантом минно-торпедного факультета.

Учеба и служба в училище была нелегкой. Но курсантские годы остались в моей памяти как один из лучших периодов моей жизни. Нашими преподавателями преимущественно были люди, прошедшие Великую Отечественную войну. Это были прекрасные специалисты своего дела. Учиться у них было почетно и интересно. Срок учебы в училище составлял пять лет. За это время мы получили хорошее военное и общее образование, а также все необходимые для морской службы умения и навыки. Проходили ежегодную практику на всех основных типах кораблей Тихоокеанского флота: крейсерах, ракетных эсминцах, дизельных подводных лодках, сторожевых и торпедных катерах. К выпуску из училища каждый из нас был полностью подготовлен к выполнению своих служебных обязанностей в боевых частях и подразделениях флота. Училище окончил с отличием. В год окончания училища женился на своей супруге – Аверьяновой Валентине Тимофеевне, в ту пору студентке четвертого курса Владивостокского медицинского института. Службу начинал на Черноморском флоте в прославленной 41-ой Севастопольской бригаде ракетных и торпедных катеров. Был помощником, а затем командиром большого ракетного катера. Данные катера имели на борту четыре ракеты с дальностью стрельбы до 60 км, которые предназначались для борьбы с надводными кораблями вероятного противника. Это было весьма грозное оружие. Достаточно сказать, что при попадании только одной ракеты в борт легкого крейсера или эсминца стран НАТО, их уничтожение было предрешено. Данные ракеты обладали исключительно высокими боевыми качествами. Не помню случая, чтобы в ходе учебных стрельб они не поражали бы заданную цель.

В 1973 году поступил на учебу в Военную Академию Советской Армии. После ее окончания в 1976 году, был направлен на военно-дипломатическую работу. На протяжении почти девяти лет занимал должности помощника военно-морского атташе, а затем и военно-морского атташе при посольствах СССР в странах Ближнего и Среднего Востока. С 1981 по 1984 год учился в очной адъюнктуре. Защитил диссертацию. В перерывах между заграничными командировками и по их полному завершению занимался педагогической деятельностью. Работал преподавателем, старшим преподавателем, доцентом, а затем и профессором одной из ведущих кафедр указанной Академии. Имею звание почетного работника Высшей школы Российской Федерации.

В 1992 году, по выслуге лет, в звании капитана 1 ранга вышел на пенсию. При этом своей педагогической деятельности не прерывал. До сего момента работаю в стенах Академии, где с удовольствием занимаюсь с молодыми офицерами, готовя их к предстоящей практической работе.

В заключение моего краткого рассказа о себе, хочу коснуться еще раз моих контактов  с малой Родиной. Так получилось, что в юности я не бывал в Сорокино, хотя моя мать постоянно на протяжении почти 30 лет вела переписку и встречалась со многими сорокинцами, в частности с семьями Степановых и Гугель. В домашних альбомах сохранилось немало фотографий, напоминающих об этих встречах. В зрелые годы, в связи с занятостью по службе, побывать в Сорокино также не удавалось, хотя желание поехать туда сохранялось в душе постоянно. Это желание удалось реализовать лишь в 2005 году. Село Сорокино посетил вместе со своим школьным другом. Добирались туда из Омска электричкой, а затем маршрутным автобусом. В поездке нам сопутствовала отличная осенняя погода. Сорокино встретило нас во всей своей красе. Мне оно очень понравилось. Здесь мы с другом пробыли всего один день. Посетили здание сельской администрации, библиотеку, больничный городок. Пытались попасть в местный музей, но он, к сожалению, в этот день был закрыт.

Перейдя по навесному мостику, что размещен вблизи больничного городка, на противоположную сторону речки Ик, отдохнули у небольшой речной заводи. После этого направились к автовокзалу, сели на автобус и убыли в Ишим, а затем - в Омск. Село Сорокино пленило меня своим раздольем, березовыми рощами, обширными полями и, напоенным запахом трав, воздухом. Надеюсь, что мои встречи с моей малой Родиной продолжатся. Сорокинцам же, моим дорогим землякам, желаю здоровья, благополучия и счастливой жизни на нашей родной сибирской земле.